Блог Тамары Рогачевой о мастерстве жизни

Мечтай. Действуй. Люби. Живи.
Размер шрифта: +

Маркус Бэкингем "Заставьте свои сильные стороны работать"

b2ap3_thumbnail_20140128-203443.jpg"Есть только одна вещь, которую вам нужно знать про устойчивый личный успех. Найдите вещи, которые вам не нравится делать и перестаньте их делать".

Книга Маркуса Бэкингема "Заставьте свои сильные стороны работать",  была издана в 2008 году и больше не переиздавалась. К сожалениию, найти ее чтобы купить или скачать очень сложно Поэтому публикую краткое содержание книги, найденное в Интеренете. К сожалению, первоисточник и автор этого резюме на книгу мне не известен.
Кратко описаны 4 признака, по совокупности которых можно определить свои сильные стороны, дело жизни, талант или призвание.
Книга достойна прочтения еще и потому, что возвращает нас к очень простой мысли - каждый из нас на сегодня уже имеет все необходимое для того, чтобы быть успешным и счастливым.  Нужно только в это поверить. Приятного чтения.
Выступление с презентацией основных идей автора рекомендую посмотреть здесь: Маркус Бакингем: Сделай ставку на свои способности
 

Большинство людей во всем мире под совершенствованием личности понимают в первую очередь работу над слабыми сторонами — недостатками, ошибками и проблемами, и только во вторую — использование своих сильных сторон. Маркус Бакингем показывает, что именно в сильных сторонах — в их нахождении и развитии — скрыт ваш главный потенциал. Сильные стороны есть у каждого, и цель книги заключается в том, чтобы за шесть недель научить каждого находить их и максимально эффективно использовать.


Четыре признака сильной стороны

Чтобы представить эти признаки в систематизированном виде и хорошо запомнить их, можно использовать акроним SIGN, в котором S соответствует слову «успех» (Success), I — слову «инстинкт» (Instinct), G — слову «рост» (Growth) и N— слову «потребности» (Needs).

 

1. S означает успех

Если бы я попросил вас описать ваши сильные стороны, то вы, скорее всего, начали бы свой рассказ с того, в чем, как вам кажется, вы наиболее успешны. Откровенно говоря, это было бы в высшей степени разумно. Чтобы классифицировать какой-то вид деятельности как сильную сторону, вы, без сомнения, должны обладать определенными способностями для его выполнения, а лучшим показателем таких способностей служит достигнутый вами успех, при этом неважно, оценен он другими людьми или нет. Бесспорно, вы не можете абсолютно безошибочно судить о том, что вам хорошо удается, — вы можете оценивать себя слишком строго или слишком великодушно в зависимости от того, насколько уязвимо ваше собственное «я». Но то, насколько эффективным вы чувствуете себя в этом виде деятельности, — ваша самоэффективность, говоря на языке психологии, — это первый убедительный признак сильной стороны.

Тем не менее, не надо рассматривать эти виды деятельности в качестве сильных сторон. Традиционное определение сильной стороны как «вида деятельности, к которому вы имеете способности» нельзя назвать неправильным, оно просто неполное. Оно не включает все то, что вы действительно хотите знать. Вам не нужно знать, к чему у вас способности. Это вам уже известно. Это результат или то, что уже произошло и осталось в прошлом. А вас не интересует прошлое. Вы хотите знать свое будущее. Вы хотите понять, где у вас будет возможность добиваться максимального совершенства, если вы будете обучаться и практиковаться. Вы хотите знать, где сможете в полной мере проявлять свои творческие способности и предлагать лучшие новые идеи. Вы хотите знать, какие виды деятельности позволят вам наиболее полно выражать себя и послужат вам опорой в жизни. Это наиболее интересные для вас вопросы, ответы на которые помогут понять, где вы сможете добиваться самых высоких результатов в течение длительного времени.

Без сомнения, в вашей жизни будут определенные виды деятельности, в которых вы специалист, но которые не вызывают у вас ни малейшего воодушевления. Судьба одарила вас способностью, но забыла «зарядить» ее позитивными эмоциями. Потому вы занимаетесь этим делом, выполняете его хорошо, а так как у вас все получается, люди постоянно просят вас это сделать. В сущности, они полагаются на вас в этом деле. Однако с вашей точки зрения, ваша жизнь не стала бы хуже, если бы вам никогда больше не пришлось этим заниматься.

На самом деле она могла быть гораздо лучше. Однажды я беседовал с руководителем отдела маркетинга Мэгги Линдберг, которая была специалистом по организации работы в рамках сложных проектов. Она буквально «набрасывалась» на такие проекты, собирала воедино все разрозненные элементы, рассортировывала их по нужным блокам, а затем упорядочивала их таким образом, чтобы реализация проекта происходила без проблем. Она была блестящим организатором. Однако это занятие совершенно лишало ее сил. После одного или двух дней, когда она занималась организацией и подготовкой проекта, она чувствовала себя так, что любая мелочь — нарушение сроков, резкое замечание — могла довести ее до слез. Итак, можно ли считать умение организовывать работу по реализации сложных проектов ее сильной стороной? Тот ли это вид деятельности, к которому она должна стремиться? Едва ли.

Еще более ярким примером может служить история Мэтта Бордена. Судьба наградила его ярко выраженным физическим талантом, а затем заставила возненавидеть этот дар. Мэтту было около шести лет, когда он с мамой отдыхал на побережье. Однажды один из спасателей, наблюдавший за ним, подошел к его маме и сказал, что ее сын плавает вольным стилем практически безупречно. Он считал, что Мэтт от природы одарен выдающимися способностями к плаванию, поэтому настоятельно советовал отдать его в команду пловцов. Мама Мэтта, которая всегда искала способы направить энергию сына в нужное русло, нашла команду и договорилась о встрече с тренером, который должен был оценить его способности.

Когда Мэтт увидел бассейн и его дорожки, вдоль которых один за другим двигались пловцы, совершая круги, казавшиеся бесконечными, у него возникла странная инстинктивная реакция. Когда тренер попросил его немного проплыть вольным стилем, чтобы оценить его спортивную форму, Мэтт прыгнул в бассейн и стал делать вид, что не умеет плавать.

Это вызвало раздражение у его матери, которая подошла к бортику бассейна и отругала его. Она сказала, чтобы он прекратил дурачиться и плыл так, как делает это всегда. Мэтт подчинился, перестал изображать из себя утопающего, совершающего попытки удержаться на воде, и поплыл тем четким и естественным стилем, который был присущ ему от рождения. Тренер пригласил Мэтта в команду.

Вскоре после этого у Мэтта начала скапливаться коллекция медалей, которые он получал на разных соревнованиях — от заплывов на короткие и длинные дистанции до эстафет. Лучше всего Мэтт плавал вольным стилем, но он был настолько одаренным от природы пловцом, что представлял угрозу для соперников и в плавании на спине, баттерфляем и брассом. Естественно, несмотря на свой природный талант, Мэтт должен был усиленно тренироваться, поэтому каждый день утром и вечером ему приходилось проводить по два часа в бассейне, проплывая тысячи ярдов.

Проблема заключалась в том, что с годами Мэтт начал ненавидеть плавание. Во время учебы в старших классах, где он собрал школьную команду и стал ее звездой, его неприязненное отношение к плаванию стало настолько сильным, что перед соревнованиями его начали мучить головные боли. Он дошел до того, что ему стало казаться, что последний раз он получал удовольствие от пребывания в воде в тот день, когда во время отдыха на побережье его заметил спасатель. Ситуация осложнялась тем, что Мэтт продолжал выигрывать соревнования и устанавливать рекорды школы, за что его постоянно хвалили друзья, родители и тренеры. Он не мог понять, почему то, что у него получается так хорошо, заставляет его чувствовать себя так плохо. Он не знал, как можно бросить заниматься тем, к чему у него столь ярко выраженный талант.

Однако существовало еще кое-что, что у Мэтта хорошо получалось, и это занятие позволяло ему чувствовать себя... рок-звездой. Мэтту нравилось играть на гитаре и сочинять музыку. Даже во время исполнения гамм он не замечал, как летит время, и всегда с нетерпением ждал момента, когда сможет воплотить возникающие в его голове музыкальные фразы и вновь обретенные навыки в свои пока еще дилетантские композиции. Его мало беспокоило, что песни были просты, так как он знал, что часто секрет великой песни заключается в сочетании «трех аккордов и правды», и стремление к достижению такого успеха делало его счастливым. Он также понимал, что даже когда сочинение песни давалось ему с трудом, он испытывал чувства, которые никогда не возникали у него во время занятий плаванием.

Поэтому в последний год обучения в средней школе Мэтт пришел к своему тренеру и сказал, что бросает плавание. К чести Мэтта следует отметить, что он не пошел на компромисс и не согласился на сделки, которые ему предлагали тренер и родители в попытке убедить заниматься плаванием и музыкой одновременно. Мэтт принял решение и строго его придерживался.

Естественно, головные боли, так мешавшие Мэтту жить, прекратились. Сегодня он работает музыкальным продюсером и владеет собственной студией звукозаписи в Южной Калифорнии. Он по-прежнему играет на гитаре, а кроме того, на контрабасе, пианино и ударных инструментах, и у него очень хорошо получается создавать в своей студии такую обстановку для молодых певцов, в которой они могут во время записи максимально проявить свои вокальные данные. Сегодня Мэтт смеется, когда вспоминает, как во время первого посещения бассейна притворялся, что плохо плавает. В этом смехе отчасти звучит грусть, подтверждающая детскую мудрость в предвидении того будущего, которого он пытался избежать, а отчасти облегчение в связи с тем, что со временем он сумел разобраться в знаках, которые посылала ему судьба.

Возможно, случай с Мэттом можно считать экстремальным, однако и вы можете столкнуться в своей жизни с подобными видами деятельности — теми, которые полностью соответствуют вашим возможностям, но в которых у вас нет инстинктивной потребности. Вы можете ими заниматься, потому что, как Мэтт, имеете к этому природный дар, или потому что умны, или старательны, или ответственны, или все вместе взятое, но делать это вы не хотите. Подобные занятия нагоняют на вас тоску, опустошают или, того хуже, становятся причиной постоянных головных болей.

Можно ли их считать вашими сильными сторонами? Должны ли мы советовать вам вкладывать в эти дела свое время и энергию, изучая возможности выполнять их еще лучше? Следует ли говорить вам, что вы должны ориентировать свое рабочее время на эти стороны, искать возможности для их использования, выбирать должности, на которых от их применения зависит успех вашей работы? Конечно, нет.

Ваши сильные стороны — это нечто большее, чем занятия, к которым у вас есть способности. Посмотрите внимательнее, и вы обнаружите другие признаки ваших сильных сторон.

2. I означает инстинкт

Ваши сильные стороны обладают качеством, которое можно охарактери­зовать фразой «я не могу этого не делать». Вы не можете объяснить, почему так происходит, но определенные занятия постоянно привлекают ваше внимание. Даже если вы боитесь что-то делать или нервничаете по этому поводу («Может быть, у меня это получится не очень хорошо; возможно, я потерплю неудачу»), вы тем не менее ощущаете тягу к этому.

Когда я был ребенком, у меня были определенные трудности с выступлениями перед большой аудиторией: в таких ситуациях я начинал заикаться. Это началось, когда мне исполнилось пять лет, и закончилось в двенадцать. Тем не менее, когда в классе моим учителям нужно было, чтобы один из учеников прочитал что-то вслух, я непроизвольно начинал тянуть руку вверх. И хотя я боялся, что ничего не смогу произнести и буду выглядеть глупо (что обычно и случалось), я не мог удержаться. Стоило только учителю попросить прочитать строчку из стихотворения, как моя рука взлетала к потолку. Как только объявлялся набор учеников для участия в театральной постановке, я был первым в очереди.

Это, действительно, необъяснимо, но вы всегда можете найти подобные примеры в собственной жизни. Это не поддается рациональному анализу, но вы чувствуете инстинктивное стремление заниматься определенными делами. Вы можете испытывать приступы страха, но непроизвольно помещаете себя в ситуации, когда вам приходится их выполнять.

3. G означает рост

Теперь вы знаете, что биологическая основа ваших сильных сторон определяется наличием разветвленной системы синаптических связей. Вам также известно, что из-за присущей природе тенденции к расширению на основе существующей инфраструктуры вы способны нарастить наибольшее количество новых синаптических связей в тех областях, где они уже существует. В этих областях вы лучше всего усваиваете новые знания, предлагаете наибольшее количество новых идей, и здесь вас посещают ваши лучшие догадки и озарения.

Но достаточно о биологии. Проблема заключается в том, что вы не можете проникнуть в свой мозг, чтобы выявить эти разветвленные связи. Так что же вам следует искать? Что вы чувствуете, когда все это множество синаптических связей приходит в действие?

Это создает ощущение простоты. Вам кажется, что не нужно прилагать особые усилия, чтобы что-то сделать. По какой-то причине определенное дело воспринимается вами как достаточно легкое. Вы быстро его осваиваете, а когда начинаете им заниматься, вам не нужно стараться, чтобы сфокусировать на нем свое внимание. Напротив, время идет, а вы все также сконцентрированы на его выполнении. Вы должны напоминать себе о необходимости сделать перерыв и посмотреть на часы, а когда это происходит, вы замечаете, что прошло несколько часов.

Этот вид деятельности вызывает у вас интерес или даже любопытство. Вы готовы заниматься им, узнавать о нем что-то новое из книг, осваивать необходимые для него приемы и техники, расти в этой сфере.

Вы чувствуете себя поистине счастливым человеком. Это звучит довольно странно, но проявите снисходительность к моим словам. Я не утверждаю, что, занимаясь этим делом, вы блаженно улыбаетесь. Такое возможно, но маловероятно. Результаты многих научных исследований счастья показывают, что мы недостаточно надежный источник информации, когда нужно прогнозировать, что может сделать нас счастливыми.

В действительности, на протяжении всей жизни наш «счетчик счастья» крайне незначительно отклоняется в ту или иную сторону. Каждому из нас присущ свой собственный уровень счастья, и вне зависимости от того, что с нами происходит — выигрываем мы в лотерею или теряем способность пользоваться руками или ногами, — после короткого взлета или падения мы возвращаемся к этому уровню.

Однако исследование, которое провел  Михай Чиксентмихай, автор оригинальной книги «Поток» (Flow), показывает, что между счастьем и концентрацией существуют очень тесные связи. Михай и его команда раздали участникам своего эксперимента пейджеры, а затем на протяжении дня через случайные интервалы времени отправляли им сообщения и просили оценить уровень счастья в момент срабатывания пейджера. Результаты этого исследования с участием более 10 тыс. человек, длившегося в течение 25 лет, свидетельствуют о том, что, несмотря на незначительные изменения нашего абсолютного уровня счастья, для каждого из нас это состояние достигает своего пикового значения, когда мы с головой погружены в определенный вид деятельности. Дайте нам задание, которое пробуждает в нас сильное любопытство, и, даже если мы не будем думать о том, что во время его выполнения будем счастливы, в тот момент, когда пейджер сработает и выведет нас из состояния глубокой концентрации, наши оценки собственного счастья резко повысятся.

Счастье и концентрация. Одно редко существует без другого.

«Как ни парадоксально, — пишет Чиксентмихай, — ощущение счастья возникает только после того, как какое-то событие произошло. Осознание этого чувства в процессе действия может лишь помешать — альпинист потеряет опору, а шахматист проиграет матч. Самые счастливые моменты, названные людьми, с которыми я беседовал, были связаны со взглядом в прошлое».

Это не означает, что подобные виды деятельности не требуют напряжения. Оно присутствует в них практически всегда, но создается впечатление, что все можно сделать без особых усилий. Вы чувствуете, что вам брошен вызов, но это происходит в той форме, которая вам нравится. Вы действительно хотите сконцентрироваться. Когда вы занимаетесь этим делом, обычное для вас восприятие мира утрачивается — ваш третий глаз перестает оценивать, сколько времени необходимо для выполнения задания, что вы делаете, что думают об этом другие люди и когда все будет закончено, — и вы погружаетесь в него полностью. Оно поглощает вас на долгое время.

4.  N означает потребности

Последний признак сильной стороны, обозначенный буквой N, связан с понятием «потребности». Если «инстинкт» имеет отношение к тому, как вы чувствуете себя перед началом определенного действия, «рост» связан с вашими чувствами в процессе его выполнения, то «потребности» указывают на то, как вы ощущаете себя непосредственно после его завершения.

Некоторые виды деятельности удовлетворяют ваши врожденные потребности. В момент завершения такой работы вы ощущаете настолько сильную физическую усталость, что не способны проявить готовность приняться за нее вновь. Но вы не чувствуете себя истощенным психологически. Напротив, у вас возникает чувство удовлетворения, силы, обновления, которое полностью противоположно опустошенности. Все это, безусловно, доставляет вам удовольствие, однако выходит далеко за рамки простого удовлетворения. Это позволяет вам чувствовать свою значимость.

Это ощущение, что «в мире все хорошо», вызывает привыкание. Потребность испытывать его снова и снова формирует в вас инстинкт, заставляющий ожидать подобные дела, добровольно вызываться выполнять их и искать ситуации, когда вы можете принять в них участие. Вы хотите ощутить это чувство снова и готовы на многое, чтобы добиться этого.

В свое время я неоднократно принимал участие в разных телевизионных передачах, транслируемых в прямом эфире, и, по общему мнению, у меня это получалось не плохо. Если я подготовлен и точно знаю, что буду говорить, я могу вести себя достаточно хорошо даже в утренних шоу «Доброе утро, Америка» и «Сегодня». А ведь в этих шоу вас просят за три минуты увлекательно и одновременно четко раскрыть свою тему, проделав все это под аккомпанемент голоса, отсчитывающего в вашем наушнике секунды до конца данной части программы.

Да, я способен это сделать, но, закончив, никогда не испытываю желания заниматься этим снова. Я чувствую себя опустошенным и лишенным сил. В комнате отдыха я буквально падаю на диван и сижу на нем, сгорбившись, с глазами, лишенными какого-либо огня, а мой мозг напоминает кусок свинца. Я готов совершить бесчисленное количество ночных перелетов через всю страну, только бы избавиться от необходимости снова выступать в прямом эфире.

Моя жена Джейн, наоборот, готова лететь в любое время дня куда и сколько угодно ради возможности выступить в прямом эфире, а ведь речь идет о женщине, которая всем сердцем ненавидит полеты и чьи глаза, широко раскрывающиеся от ужаса при малейшей турбулентности, пугают остальных пассажиров самолета. В течение года она в качестве специального корреспондента принимает участие в 15 или больше выпусках шоу «Доброе утро, Америка». Эта работа Джейн не оплачивается, всегда требует серьезной предварительной подготовки и ради нее приходится летать в Нью-Йорк (мы живем в Лос-Анджелесе), однако она с радостью поучаствовала бы еще в 15 программах.

Я постоянно спрашиваю ее, чем это можно объяснить, и она всегда старательно пытается подобрать слова для ответа. Это, вне всяких сомнений, не имеет никакого отношения к возбуждению, вызванному возможностью видеть себя по телевизору — она даже не смотрит программы со своим участием. И это не любовь к выступлениям на публике — Джейн ведет собственное шоу «Путеводитель по жизни современной девушки», которое транслируется в записи. Однако процесс предварительной записи программы не приносит ей того глубокого удовлетворения, которое она получает во время работы в прямом эфире. Это нечто другое, то, что присуще только прямому телевизионному эфиру. Когда я пытаюсь добиться от нее ответа, она говорит что-то типа «Когда зажигается эта маленькая красная лампочка, я чувствую себя на высоте» или «Я в максимальной степени ощущаю собственное «я», когда заканчиваю выступление». Как бы там ни было, все, что она знает, это то, что слышит голос, который призывает ее сделать нечто особенное, и когда она отвечает на вопросы ведущего, «она просто чувствует себя хорошо».

 Ваши сильные стороны − это деятельность, которая дает вам ощущение силы

Если мы соберем эти четыре признака воедино, то получим наиболее простое и наиболее полезное определение сильной стороны: «Ваши сильные стороны — это те виды деятельности, которые дают вам ощущение силы». (Будет правильно сказать, что «виды деятельности, которые дают вам ощущение слабости» — это лучшее определение ваших слабых сторон.) Это определение помогает понять, что чувства, которые вы испытываете при выполнении какого-либо действия, определяют, насколько хорошо это у вас получается. Если воспользоваться языком аббревиатуры SIGN, то вы должны иметь точное представление о своем I (инстинкте), своем G (росте) и своих N (потребностях), так как они служат движущей силой вашего S (успеха). Иными словами, ваши инстинктивные потребности управляют вашими возможностями. По крайней мере, те, которые существуют в течение какого-то времени.

Распространена точка зрения, что движущей силой наших успехов выступает постоянная практика. На первый взгляд (по крайней мере) это утверждение не кажется ошибочным. Действительно, результаты последнего исследования с участием авторитетных исполнителей в разных областях — баскетбол, шахматы, разработка программного обеспечения и игра «Эрудит» — показывают, что, согласно утверждению ученого, проводившего это исследование в течение 20 лет, «существует удивительно мало веских доказательств того, что кто-либо может достичь исключительных результатов в чем бы то ни было без существенных временных затрат на совершенствование своего навыка». Газета New York Timesподвела итоги этого исследования следующим образом: «Это не значит, что все мы обладаем одинаковым потенциалом. Даже если бы Майкл Джордан не проводил бесчисленное количество часов в спортивном зале, он все равно был бы более хорошим баскетболистом, чем большинство из нас. Однако без этих многочасовых занятий он не стал бы тем игроком, каким он был».

Итак, с точки зрения здравого смысла совершенно правильно утверждение, что мы лучше справляемся с теми видами деятельности, в которых практикуемся. Однако это не главное — мы постоянно слышим это в той или иной форме, начиная со времени общения с нашим первым тренером детской бейсбольной команды. Важно, что ко всем действиям мы подходим по-разному, не прилагая к их выполнению одинаковых усилий. Ваши потребности определяют, какими видами деятельности вы стремитесь заниматься, а какими — нет. Некоторые занятия вас привлекают, а другие вызывают неприязнь, поэтому вы уделяете больше внимания первым, что позволяет вам в них преуспевать. Это, в свою очередь, подталкивает вас к тому, чтобы еще больше практиковаться в этой области, что дополнительно улучшает результаты вашей работы. Вы двигаетесь по этой спирали все выше и выше, при этом ваши потребности подпитывают желание действовать в этом направлении, а это приводит к дальнейшему совершенствованию. Если мы еще раз воспользуемся языком аббревиатуры SIGN, то I(инстинкт) вовлекает вас в эти действия, G (рост) помогает сохранять концентрацию, а N (потребности) позволяют прекрасно себя чувствовать, что, в свою очередь, подпитывает I (инстинкт), заставляющий вас снова и снова возвращаться к этому виду деятельности. Вы двигаетесь вперед и вверх, а ваши потребности управляют вашими способностями.

А если к какой-то деятельности у вас есть склонность, но нет способностей?

Как быть с теми видами деятельности, к которым вы стремитесь, но в которых не можете добиться ни малейшего совершенствования вне зависимости от того, как часто ими занимаетесь, сколько удовольствия от них получаете и насколько хорошо чувствуете себя после завершения своей работы? Что происходит, когда вы ощущаете в себе большие возможности в плане I, G и N, но никак не можете добиться хоть какого-то успеха (S)? Как быть с занятиями, к которым вы имеете склонность, но к которым у вас нет никаких талантов?

В нашей повседневной речи существует слово для их обозначения: мы называем такие занятия хобби. И они остаются хобби, или увлечениями, потому что нам никто не платит за то, что мы ими занимаемся. В мире увлечений вы можете не отказывать себе в желании покрывать холст масляными красками, или бить по мячам клюшкой для гольфа, или петь в душевой кабине. Никого не будет беспокоить, что уровень вашего исполнения ниже принятой всеми нормы, потому что вы не зарабатываете этим себе на жизнь.

Однако в реальном мире — мире работы, заработных плат, покупателей и ожиданий — мы отказываемся от таких занятий как от непозволительной роскоши. Очень немногие из нас проявляют сильное желание заниматься делом, к которому у нас нет никаких явных способностей. Мы часто видим людей, которые стремятся получить работу или должность, приносящую богатство и престиж, но это нечто иное — все они жаждут денег и славы, а не деятельности, которую эта должность предполагает.

Очень редко можно встретить человека, который хочет заниматься делом, в котором он все время демонстрирует посредственные результаты. Должно быть, это заложено в нашей ДНК. В доисторические времена человека, который хотел выслеживать диких зверей, но не мог различить или хотя бы обнаружить их следы, первым выгоняли из племени, когда запасы еды заканчивались. У него не было шансов выжить, а тем более передать свои гены потомкам. Говоря на языке эволюции, тенденция постоянно стремиться делать то, к чему у вас нет способностей, не является адаптивным признаком, поэтому сегодня тот, кто время от времени восстает против этого правила, имеет мало шансов выжить среди большинства.

 
 
Габриэль Гарсиа Маркес: Ничего труднее любви в это...
Маркус Бакингем: Сделай ставку на свои способности

Related Posts

Комментарии

 
Комментариев пока нет